От присоединения Белоруссии к России станет хуже всем

Зачем нам сепаратизм присоединенного к нам «русского мира»?

…Таксист, молодой мужчина лет тридцати, который вез меня с Большой Ордынки на Якиманку, оказался разговорчивым. Рассказал, что он белорус, из-за всех этих мигрантов не успел выехать в Варшаву, где он работал в последнее время таксистом, а теперь зарабатывает деньги в Москве. А когда я, в свою очередь, разоткровенничался и сказал, что мой дедушка Леонид родился под Гродно в Лиде и был крещен там в Свято-Михайловском монастыре, я для моего собеседника-белоруса вообще стал родным. Правда, когда я ему сказал, что все же в Варшаве, в отличие от Москвы, он всегда будет чужой, что для поляков в принципе нельзя стать своим, если в тебе нет польской крови, он насторожился, и в ответ, с каким-то напряжением мне сказал: «Вы не знаете! Мы белорусы-литвины. Мы на самом деле ближе к литовцам, чем к русским». И тут он прочитал мне целую лекцию о происхождении и особенностях белорусской нации. «Наши предки пришли в Литву тысячу лет назад, растворились среди них, и поэтому наш быт, одежда наших крестьян всегда была ближе к литовской, чем к русской. Сравните деревню под Смоленском с деревней под Могилевом, где я живу, и вы поймете, о чем я говорю». Напряженность рассеялась, и почти с улыбкой он мне сказал: «Но при этом мы, белорусы, в отличие от нынешних украинцев, относимся к России хорошо, уважаем вас. Правда, никто из нас уже не хочет объединения с Россией, не хочет превратиться в русскую провинцию. Если уж с кем-то объединяться, то лучше с Литвой. Тогда мы вернулись бы к себе домой».

От присоединения Белоруссии к России станет хуже всем

Вот так молодой белорус-таксист неожиданно превратился в профессора-историка и в течение 20 минут читал мне лекцию об истории происхождения белорусской нации. Ничего нового он мне, конечно, не рассказал. В марте 1997 года, когда я, как член комитета по созданию Союзного государства, приехал в Минск вместе с Евгением Примаковым и Константином Затулиным для обсуждения окончательного проекта создания Союзного государства, главный редактор местного исторического журнала рассказал мне все то, что я услышал от таксиста-белоруса. Правда, он рассказал мне еще и то, что холопы-белорусы были категорически против присоединения к Российской империи в результате третьего раздела Польши, и еще при Екатерине II организовали несколько восстаний. И он также рассказывал, что у белорусов, в отличие от малороссов, украинцев, не было своего Богдана Хмельницкого, не было в народе сторонников присоединения. Этот историк мне тогда объяснил, что если для нас «русские» – это жители Московского царства, то у древних белорусов, как и у древних украинцев, «руськие» – это наследники Киевской Руси. «Руськость» в их сознании не была связана ни с Московским царством, ни с Российской империей.

Читайте еще :  В Европе из-за санкций задерживают картины Эрмитажа и Третьяковки

Тогда, в марте 1997 года, когда я приехал в Белоруссию, по вечерам я проводил время у своего бывшего аспиранта Валерия Цепкало. Как руководитель предвыборного штаба Александра Лукашенко во время президентских выборов 1995 года он превратился в большого политика, и к нему на квартиру приходили некоторые члены команды Лукашенко. От них я узнал, что на самом деле команда Лукашенко и он сам лично были рады, что вместо настоящего союзного государства по инициативе Бориса Ельцина было создано союзное государство понарошку, не произошло реального объединения бывшей РСФСР с бывшей БССР. Как я тогда узнал, белорусская элита была против объединения с РФ по целому ряду причин. Они критически относились к итогам залоговых аукционов 1996 года в Москве, которые передали национальное богатство России нескольким олигархам. Они не хотели быть вместе с Россией, которая вела войну на Северном Кавказе и, в частности, в Чечне. И самое главное, они не хотели потерять национальное государство белорусов, которое просуществовало всего несколько месяцев в 1918 году.

Зачем я обо всем этом вспомнил? Получается, что настроения изоляции Белоруссии от России, характерные для окружения Александра Лукашенко конца 1990-х годов, стали настроениями новой молодой Белоруссии. Тогда, в 1997 году, как я точно знаю, две трети белорусов, хотели объединения с Россией всерьез. Но этого не хотела ни элита Белоруссии, ни окружение Бориса Ельцина. Команда Ельцина и он сам боялись, что если будут всеобщие президентские выборы на территории России, объединившейся с Белоруссией, то народ выберет президентом не его, а очень популярного тогда в России Лукашенко. А сейчас мы являемся свидетелями того, что при всем добром отношении белорусов к нам, они не хотят стать частью русского государства, нет для них на самом деле ничего всерьез привлекательного в современной России. Оправдались прогнозы многих белорусских политологов, которые в своих книгах и статьях начала нулевых предсказали то, что, по мере того, как новая молодая Беларусь будет превалировать над Белоруссией времен СССР, прозападные настроения, характерные для Западной Белоруссии будут вытеснять традиционные пророссийские отношения, характерные для Восточной Белоруссии.

Когда Лукашенко организовал банкет по поводу подписания Союзного договора, я случайно оказался за столом, за которым сидела делегация Литвы во главе с послом Литвы в Минске. И я, естественно, удивился присутствию литовцев на этом празднике русско-белорусской дружбы и спросил: «Как вы здесь оказались?» Один из членов правительства Литвы, сидящий рядом, с улыбкой ответил мне: «Уважаемый Александр, мы не гости, мы здесь на своей земле, и мы учимся опыту объединения с Белоруссией. Если когда-нибудь Белоруссия передумает и решиться вернуться домой, в Литву, то мы используем ваш опыт написания союзного договора».

Читайте еще :  Украина сегодня, 16 мая 2022: новости последнего часа по Украине и Донбассу на 16.05.2022

К сожалению, многое говорит о том, что и наши политики, и особенно те, кто мечтает о возрождении российской империи, о возрождении российского государства в границах СССР, не имеют ни малейшего представления о том, чем на самом деле было то, что они называют «русским миром». Тем более, знания о том, как возникло объединение сначала московского царства с Малороссией Богдана Хмельницкого, а затем уже русской империи Екатерины II с Белоруссией, необходимы сейчас, когда мы изучаем причины распада СССР. Ведь если бы было действительно единство русского мира, то не ушли бы и малороссы, и белорусы из России в 1918 году, не ушли бы в 1991 году.

Но парадокс состоит в том, что в современной России, чтобы стать популярным политиком, доказать свой настоящий патриотизм, надо призывать к невозможному, надо откровенно игнорировать и историю своей страны, и настроения якобы своих бывших братьев – украинцев, а теперь и белорусов. Наверное, не случайно опытный политик Владислав Сурков написал свою статью «Куда делся хаос. Распаковка стабильности», утверждающую, что Россия никогда не будет Россией, если она не будет империей и не будет постоянно расширять свою территорию. Сегодня нельзя стать депутатом Думы, не утверждая, что «моя личная привязанность к империям и русской империи является сердцем моего мировоззрения, источником моих постоянных размышлений о судьбе России». И самое страшное, что после всего этого безумия с проектом откола Новороссии от нынешней Украины, после гибели и тысяч участников так называемой «антитеррористической операции в Донбассе», и гибели так называемых «бывших шахтеров и трактористов Донбасса» звучат призывы сделать то, что не удалось в 2014 году, и довести до конца проект присоединения Украины к России с помощью силы. Я имею в виду речи Александра Проханова на «Эхо Москвы». Я бы, честно говоря, и не вспомнил обо всей этой исповеди таксиста-белоруса, о его любви к Западу, если бы, спустя несколько дней, не услышал пламенные призывы руководителя Изборского клуба к Путину довести до конца дело объединения русского мира. Я прекрасно понимаю, что, несмотря на то, что Путин иногда принимает у себя Александра Проханова, он никогда не решится использовать его рекомендации в своей политике в отношении Украины. Ведь если даже молодая Белоруссия, которая не жила в СССР, смотрит на Запад и организует с риском для жизни массовые демонстрации против ненавистного им Лукашенко, то представляете, как поведет себя молодая Украина, пережившая годы противостояния с Донбассом, молодая Украина, зараженная националистическими, антирусскими настроениями, если, не дай бог, мы решим доводить до конца дело, начатое в 2014 году.

Читайте еще :  Обновленная карта военных действий на Украине и ситуация на фронтах на сегодня, 13 апреля 2022

Я согласен с теми, кто говорит о том, что, несомненно, Украина не готова к противостоянию с Россией всерьез. Но очевидно, что возрождение русского мира силой и соединение разъединенной Украины с Россией возродит нам УПА, новую повстанческую армию. Сталину пришлось потратить более 15 лет, чтобы на самом деле покорить Западную Украину. А как устранить массовые антироссийские настроения подавляющей части населения Украины в случае, если мы начнем воплощать в жизнь проекты Александра Проханова? Кстати, я не пойму, отдает ли себе отчет несомненно мудрый и опытный Владислав Сурков, который говорит, что во имя спасения России мы должны расширять свои территории? Ведь для нас на самом деле куда важнее остановить начавшийся в 1991 году распад СССР и превратить нынешнюю многонациональную Россию в единое государство, имеющее общие ценности, общее будущее. Слава богу, благодаря Путину сепаратизм на Северном Кавказе все же угас, не представляет для нас большую опасность. А что произойдет, если мы вдруг послушаемся идеологов российской имперскости, и к затухшему сепаратизму на Северном Кавказе прибавим уже сепаратизм присоединенного к нам «русского мира»?!!

На мой взгляд, было бы большой ошибкой заняться возрождением русского мира и присоединить Белоруссию, которая начала искать свои корни в Древней Литве и которая уже смотрит на Запад и не хочет стать частью России. Конечно, мой таксист-белорус не станет украинским Ярошем и не будет создавать белорусский Правый центр. Хотя гарантий, что такое невозможно в случае присоединения Белоруссии к России, нет. Но все же даже скрытый сепаратизм, даже скрытое недовольство уже новой, несоветской Белоруссией утратой своего национального государства, нанесет громадный урон стабильности возрождающейся из пепла новой России. Мне думается, что нам лучше сохранить нынешнюю Белоруссию, которая несет в себе еще какую-то особую национальную государственность и одновременно является стратегическим военным союзником России.

И я думаю, что присоединение Белоруссии к России не вызовет никакого восторга у подавляющей части населения РФ. Нынешняя Белоруссия, которая союзник и которая все-таки находится на расстоянии от нас, на мой взгляд, ближе к русскому человеку, чем Белоруссия, которая станет частью объединенного русского мира. Я советую нашим нынешним патриотам, мечтающим о возрождении российской империи, послушать то, что говорил мне таксист-белорус.

Александр ЦИПКО, главный научный сотрудник Института экономики РАН, доктор философских наук

Оцените статью
( 2 оценки, среднее 1 из 5 )

Андрей Димираки, эксперт и автор статей zensovet.ru.
Пишет более 15 лет.

От присоединения Белоруссии к России станет хуже всем
Переговоры Россия-Украина: когда продолжатся, что известно сейчас